natatka90
Одиссей был такой хитроумный! А Пенелопа была жэнщина.
Бажор

На пороге таверны, потеснив хозяина, появился рослый поцелованный солнцем мужчина с холеной бородой и глазами самого что ни есть прожженного колдуна. Его светлая кожа быстро раскраснелась от утреннего морозца, он плотнее запахнул полушубок и поднял стоймя воротник.

«Ему б не в мантии служителя храма щеголять, – презрительно подумал трактирщик. – А мешки ворочать!»

– Хорош, Балдарик! – сказал он весело. – Помахались и будет!

Гном как ни странно послушался, убрал оружие за плечо, расстегнул куртку и оправил черный меховой воротник, гармонирующий по цвету с его бородищей, заплетенной в три тугие косицы.

– Ты же не прочь поработать немного лопатой? – ласково спросил человек. Так служителю полагается обращаться к прихожанам.

Хозяин заведения, тоже кстати гном, плюнул на землю с едва скрываемой досадой. Да что вообще забыл храмовник в вотчине гномов? У них своя вера, у людей – своя, и нечего одно с другим мешать, чай не пиво!

– Когда это я был против? – подбоченясь, уточнил гном. – А сколько дают?

– Хорошо дают, – человек подкинул на ладони мешочек и, заметив кислую мину товарища, прибавил: – Это только задаток.

На самом деле друзья застряли здесь точно так же, как и прочие постояльцы, из-за того, что на горный перевал, именуемый так же дорогой Эльфов сошла лавина. Тропу, берущую начало за плотиной и правда в свое время проложили остроухие, да поговаривают так ни разу ей и не воспользовались.

Гномы – народ работящий. Среди них всегда найдутся охотники поработать лопатой, если где-то рядом звенит золото. Человек просто раньше всех подсуетился со сбором добровольных взносов на расчистку пути. Возможно он с ночи обрабатывал потенциальных спонсоров, используя все свое природное обаяние, и сейчас дело было в шляпе.

– Вот увидишь, не успеет солнце зайти, а мы уже будем разводить огонь в охотничьем домике вон там, – он показал куда-то в сторону рукотворного озера.

Гном важно покивал. Он привык верить в пророчества друга, ведь они имели обыкновение сбываться. Один взвалил на себя стеклянно погромыхивающую сумку с провиантом, второй взял свой колдовской жезл и заглянул к кузнецу позаимствовать инструмент. Так началось их восхождение по дороге Эльфов.

О, да! Остроухие знали толк в том, как вписать извивы тропы в окружающий ландшафт, чтобы с каждого из них открывался вид, достойный кисти лучшего живописца: здесь перед глазами зрителя расстилается водная гладь; отсюда припорошенные снегом домики выглядят, точно игрушечные; а если пройти между стволов низкорослых из-за постоянных ветров сосен, можно увидеть, как вода ревущим потоком низвергается в долину с головокружительной высоты. С такими красотами и работа спорится!

– Готов поклясться топором моей прабабки, да здесь же замерзло немного эля! – вскричал его неуемный спутник, приметивший под столом в хижине бочонок. – Мог ли в конце пути нас ждать более добрый знак?

@темы: зарисовки на столе