15:05 

Меткий стелок

natatka90
Ветер гонит облака по черному осеннему небу, на котором точно прибитая висит луна, полная и круглая, как серебрушка. Воткнутые в землю факелы больше мешают смотреть, чем разгоняют темень. В Аделалфе наглухо затворены ставни, только в церкви на втором этаже горит одинокий огонечек, да вдали серым пятном расплылась громада крепостных стен, заметно выделяясь на фоне неба и елей.

Стая пока стороной обходит беззащитную россыпь домиков, еще не обросшую частоколом, примеривается. Полукольцом расходится по опушке – вон-вон, как глазищи сверкают. Иззелена-красные огоньки перемигиваются уже со всех сторон, бессчетно. Оказавшись в такой момент на открытом месте между лесом и деревней, струхнет и самый безрассудный смельчак.

Больше ждать нечего. Лучник молча вскидывает оружие, на бедрах и за спиной у него три колчана, туго набитые стрелами. Мужчина готов к битве, но в последний момент его останавливает маг, выскочка присланный бароном из крепости для обороны от оборотней.

К его прибытию в Аделалф местное население уже скинулось на весьма щедрую – даже чересчур! – плату за труды меткого стрелка. При первой встрече в таверне защитники почему-то не слишком поладили между собой, но староста решил спор однозначно: «Подстраховаться-то всяко не повредит». Теперь и чародей усматривает в сотрудничестве некоторую выгоду. Остается убедить лучника:

– Нам обоим хочется побыстрее со всем этим покончить, не так ли? – формулирует колдун роднящую их мысль. – Просто доверьтесь мне и уже через четверть часа мы будем ужинать в теплой таверне.

Холодный пронизывающий ветер как назло усиливается, хлопает полами чародейской мантии и сыплет противным мелким дождем. Осень на исходе, ночи будут становиться только холоднее и дольше. Должно ли это волновать тех, кто рискует не пережить эту?

– Что ты предлагаешь? – недоверчиво спрашивает лучник, цепко вглядываясь в скользящие по самой кромке леса угрожающие тени.

– Изготовьтесь, – деловито распоряжается маг, закатывая рукава. – И ждите указаний.

Меткий стрелок резко вскидывает лук над головой и красуясь опускает его, плавно натягивая тетиву. Костяное кольцо надетое на большой палец, позволяет долго удерживать его в таком положении.

Чародей будто и не замечает его приготовлений. Он погружается в транс так естественно и быстро, что даже испытывает легкое удивление оттого, что дух его уже отделился от тела и отправился в путешествие по незнакомой чащобе.

Вскоре он находит, что ищет: огромного матерого вожака, не слишком спешащего присоединиться к своим прихвостням. Толика предвиденья и становится ясно: сейчас он пройдет той звериной тропой до открытой поляны, поднимет лапу на обомшелый пень, а потом присядет, вскинув морду к темным безразличным небесам, чтобы вдохновить свою стаю длинным переливчатым воем.

Вновь обретая контроль над телом, маг неуверенно переступает с ноги на ногу и несколько раз смаргивает, отчего видение блекнет, но остается еще достаточно ясным, чтобы он мог безошибочно отыскать свою цель… их цель. Только бы меткий стрелок не подвел.

– Приготовьтесь направить стрелу прямо над деревьями, – произносит колдун, опасаясь, что тот откажется тратить снаряды невесть на что. – Так, чтобы она пролетела как можно дальше. Этого должно хватить.

– Вслепую? – лучник не знает всего, он сомневается, он привык следить за тем, куда попадет стрела, чтобы потом подобрать ее и использовать снова.

– Это – моя забота, – заверяет маг горячо и отрывисто.

И все же он меняет положение. Если стрела не встретит на пути препятствий, то на излете почти ляжет на землю. Он чувствует, как маг кладет руку ему на плечо, чуточку поворачивает, направляет. Может он и правда знает, что делает?

– Ждите, – просит чародей, в воображении которого от посеребренного наконечника до самого пня, торчащего посреди затерявшейся в лесу поляны, тянется тонкая, но непрерывная сверкающая нить.

Первые звери бесшумными тенями отделяются от деревьев. Им тоже не нравится простор, открытое со всех сторон поле, последнее препятствие между ними и добычей. Но голод пересиливает страх перед незнакомым местом, враждебными запахами и огнем.

– Ждите, друг мой, – терпеливо просит чародей.

– Я мог бы уже завалить троих, – бубнит тот и это скорее преуменьшение. Аделалф стоит на небольшой возвышенности и отсюда как на ладони видны все передвижения волков-оборотней.

– Задержите дыхание, – прерывает его чародей, следя, чтобы наконечник даже на волосок не отклонился от намеченного пути. Стылый ветер затихает, проникнувшись судьбоносностью момента.

Лучник сглатывает на полувдохе. Именно в такие моменты что-то начинает отчаянно чесаться, в носу свербит зарождающийся чих или затекает нога, одежда мешает, а кольцо больно впивается в основание большого пальца. Несмотря на это, меткий стрелок застывает точно статуя, напряженная неподвижность длится всего с десяток ударов сердца.

Время будто растягивается, как тесто для лапши, что подавали в крепости нынче утром. Маг слышит в своих ушах тяжелую, грузную поступь вожака и свист пока не сорвавшейся с тетивы стрелы. Все должно сойтись в нужном месте и в нужное время, никак иначе.

– Стреляйте, – выдыхает маг, и стрела в тот же миг рассекает воздух.

Меткий стрелок с наслаждением отводит руку назад широким жестом, давая мимолетный отдых мускулам, и без промедления выхватывает вторую стрелу из колчана за спиной. Короткий свист и один из зверей валится наземь, конвульсивно подергиваясь и издыхая.

– И чем нам это поможет? – зло спрашивает лучник, небезосновательно полагая, что они напрасно потратили время. Он уже готовится отправить следующую стрелу в короткий смертоносный полет.

Оборотни успевают покрыть значительное расстояние. Пролитая кровь сородичей уже не может обратить их в бегство. В ночи раздается зловещий, на одной надрывной ноте вой, который невозможно спутать с волчьей песней. Он обрывается, едва начавшись, и это повергает чудовищ в замешательство.

Чародей колдует. Пламя факелов вздымается на несколько локтей вверх. Следом вспыхивает трава у ног мага. Огонь с ревом несется к оборотням, не задерживаясь на влажной после дождя земле. Дыбится, завихряясь точно приливная волна. Он опаляет несколько особей, заставляя визжать и сталкиваться. Та тварь, которой досталось меньше всех ухитряется даже унести лапы с дотлевающим хвостом. Другие тоже поворачивают назад, к лесу. Сначала неохотно, медленно, потом рысцой.

– Идемте, друг мой, – маг говорит устало, будто только что мешки ворочал. Он даже не провожает отступающих чудовищ взглядом.

Меткий стрелок успевает выпустить им вдогонку еще несколько стрел, а потом все заканчивается. Оборотни скрываются в чаще, чтобы грызться за право стать новым вожаком. Мужчины остаются вдвоем посреди промозглой осенней ночи, да луна точно прибитая висит над лесом.

@музыка: Transylvanian Horses - Van Helsing Theme

@темы: зарисовки на столе

URL
   

Дикие травы

главная